* В Грузии заявили, что будущее членство в НАТО необратимо

События

24 марта в Грузию прибыл генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. Каких результатов ждать от этого визита?

Грузинские власти на генсека НАТО возлагают большие надежды, отмечая, что в этом году альянс уделяет повышенное внимание Тбилиси и в будущем рассматривает Грузию в качестве полноценного члена НАТО. Это стало возможным благодаря успешно проведенным реформам в процессе интеграции Грузии в НАТО.

В парламенте Грузии по этому поводу заявили, что «Грузия так близко к НАТО ещё не была никогда, и будущее членство страны в альянсе необратимо. Это наш национальный выбор и одна из главных задач внешней политики».

Но зачем НАТО принимать в свой состав Грузию, армия которой не способна усилить безопасность альянса, а само государство заявляет о территориальных проблемах?

Одной из причин являются обнаружившиеся в последние годы разногласия среди членов блока, и присоединение Грузии можно рассматривать как попытку хоть как-то укрепить организацию. Единство в альянсе сильно пошатнулось в 2014 году на фоне резко обострившихся отношений с Россией. Одни члены во главе с США высказывались за более жёсткое воздействие на Россию, другие страны придерживались более сдержанной позиции. Усугубило ситуацию требование США об увеличении оборонных расходов стран НАТО. Далеко не все члены альянса готовы больше тратить на «оборонку».

Дополнительной причиной является наличие геополитического противостояния НАТО с Россией. В данный момент в Закавказье есть несколько очагов напряженности: в Нагорном Карабахе — военно-политический, а в Абхазии и Южной Осетии — политический (с грузинской точки зрения). Вступление Грузии в НАТО, по понятным причинам, может привести к усилению напряженности у южных границ России.

Но, принимая в свои ряды Грузию, НАТО ставит себя в неловкое положение.

Во-первых, согласно плану действий по подготовке членства в НАТО, страна-кандидат должна урегулировать все свои территориальные споры. Принимая Грузию, НАТО либо нарушает введённые ранее правила, либо признает, что территориальных проблем нет, что автоматически обозначает признание независимости Абхазии и Южной Осетии.

Во-вторых, если Грузия, как в 2008 году, но уже в качестве члена альянса, повторит попытку решить свои территориальные споры, то это будет обозначать автоматическое подключение к конфликту всех стран НАТО. Готов ли альянс к такому сценарию? А такой сценарий вполне возможен, если учесть, что генсек НАТО Столтенберг заявил, что Абхазия и Южная Осетия являются грузинскими территориями. В этой связи будет интересно понаблюдать за позицией европейских натовцев, если США примут решение о принятии Грузии в Североатлантический военный блок.