* Воинственный пантюркизм в планах Анкары…

Без рубрики

Стратегическое фиаско политики турецких властей на Ближнем Востоке, судя по всему, пока не способствует их полному отрезвлению и отрешению от амбиций на исключительную и ведущую роль в пантюркистском сообществе, к отказу от использования в решении этой задачи исламистского экстремизма и терроризма. Речь в данном случае, как отмечают эксперты, идет о «мягком» — просветительском и пропагандистском культивировании идеологии пантюркизма, которая сродни расизму и шовинизму, замешанной на «общности и зове крови».

Режим Реджепа Эрдогана, умудрившийся практически всех соседей по региону превратить в «противников и недругов», самозабвенно продолжает разыгрывать крапленую карту исламского экстремизма и пантюркистского шовинизма, надеясь использовать эти «аргументы» для создания на евроазиатском пространстве тюркской империи под «водительством и контролем» Анкары. Особую динамику и активность этот процесс получил после развала Советского Союза.

В складывающихся, проигрышных для Анкары условиях на Ближнем Востоке, очевидно, в «просветительских целях», вновь запускается в дело пылившаяся некоторое время «Карта тюркского мира», включающая, помимо Турции, — Азербайджан, Казахстан, Киргизию, Узбекистан, Туркмению, северный Кипр. Не забыты и многие регионы России, Ирака, Китая, Монголии, Афганистана и другие регионы с признаками тюркского «родства».

Напомним, что в 1991 году была создана Ассамблея тюркских народов, которая официально провозгласила своей целью воссоздание, разработку и пропаганду «тюркского пути» общественного развития многих государств Евразии, давно вставших на светский и цивилизованный путь развития. Тем не менее, главными объектами пропагандистской деятельности Ассамблеи и ее турецких «вождей» остаются, естественно, наиболее уязвимые в этом смысле постсоветские республики – Казахстан, Киргизия, Узбекистан и Туркмения.

В орбите пристального внимания пантюркистов оказался, между прочим, и Таджикистан – несмотря на то, что, как известно, таджики не относятся к тюркским народам. Но свое влияние в Таджикистане адепты этого религиозно-шовинистического воззрения стали укреплять на основе религиозной близости: таджики являются мусульманами-суннитами, как и турки. Эту особенность Таджикистана и стремится использовать турецкая сторона, открывая в стране «нужные и полезные» учебные заведения.

Так, в мае 2009 года в ряде городов этой республики была учреждена сеть лицеев — «Шалола» и «Измир». Сотни молодых таджикских граждан за последние пять лет получили образование в высших учебных заведениях Турции, в процессе которого акцент делался на исключительной, мессианской роли и значении этой страны для тюркоязычной части мирового сообщества. Естественно, что выпускники этих лицеев становятся носителями и проводниками пантюркистской идеологии в своих родных краях, вольно или невольно способствуя укреплению стратегических позиций Турции в регионе.

Не случайно же, в последнее время пресса Киргизии с тревогой констатирует тот факт, что в стране «открыто насаждается идеологическая турецкая колонизация».

На территории Киргизии, утверждают местные журналисты, «активную деятельность развили религиозный фонд «Туркия Диянет Вакфи» (ТДВ) и пантюркистская сеть «Сулеймания». В действующих по всей республике турецких учебных заведениях настойчиво пропагандируются и открыто навязываются идеи пантюркизма.

Усиленной обработке в процессе распространения пантюркизма подвергаются девушки и юноши, особенно из числа тех, которые обучались ранее в религиозных турецких заведениях. Молодые люди в возрасте 15-16 лет осваивают религиозные постулаты, изучают турецкий язык, историю «великой» Турции, получают навыки работы на компьютере и в интернетсетях. Наиболее одаренные выпускники, отмечают эксперты, после двухгодичной учебы, как правило, направляются в религиозные высшие образовательные заведения под эгидой «Сулеймания» в самой Турции, а по возвращении нередко получают влиятельные позиции в политических и государственных структурах Бишкека.

Что касается деятельности в Киргизии фонда «Туркия Диянет Вакфи» (ТДВ), то его функционеры оккупировали практически все возможные в республике пропагандистские ниши для возвеличивания «идеологии и практики» пантюркизма, особой объединительной роли Турции в тюркоязычном мире. Под влиянием ТДВ имам-хатибы и некоторые работники муфтията страны выступают за учреждение для представителей официального духовенства Киргизии единой униформы по турецкому образцу. Таким образом, отмечают местные эксперты, идеологическое влияние Турции заметно нарастает, а десятки тысяч молодых граждан Киргизии оказываются плененными идеалистическими, оторванными от реальной жизни постулатами, возвышающими «величие идей Османской империи». Если не поставить заслоны дурному и разлагающему влиянию пантюркистских «фантазий», то, как пишет местная пресса, недалеко время, когда Киргизия «может превратиться в вассальное государство под протекторатом Анкары».

 

Не остается без внимания пропагандистов воинственной идеологии пантюркизма и молодежь Казахстана, для которой, как отмечает известный в Астане политолог Имит Тулепбаев, в республике все больше и больше открывается учебных заведений откровенно турецкой ориентации. В системе образования республики, пишет он в своей статье под характерным названием «Проснуться в Халифате?», «роль главной скрипки начинают играть зарубежные «проповедники», которые напрямую вредят нашим национальным интересам». По убеждению этого политолога, «современный пантюркизм в глобальном масштабе – это прикрытые в культурно-экономические «одеяния» имперские амбиции турецких националистов, которые не хотят признавать самостоятельный путь развития, национальную самоидентификацию и государственность Казахстана, как и других республик Центральной Азии.

На постсоветском пространстве особой активностью и агрессивностью выделяется религиозно-политическая организация «Нурджулар», штаб-квартира которой находится в Турции. После прихода к власти в этой стране исламистов во главе с Реджепом Эрдоганом влияние организации «Нурджулар» в стране заметно возросло до такой степени, что это стало угрожать светскому характеру самой Турции. Влиятельные функционеры «Нурджулар», носители пантюркистской идеологии предприняли попытки взять под свой контроль политические, законодательные, судебные и военные структуры страны. В результате возникла реальная угроза трансформации Турции в исламское теократическое образование с утратой основанной Кемалем Ататюрком секуляристской общественной системы, изоляцией от мировой цивилизации. Закончилась эта авантюра уголовным преследованием «Нурджулар», а ее лидеру Фетхуллаху Гюлену пришлось бежать в США, где он скрывается сих пор.

Правда, светские власти Анкары отнюдь не препятствуют «просветительской» деятельности «Нурджулар» в зарубежных странах, а скорее этому способствуют всевозможными способами. Общая численность последователей «Нурджулар» оценивается турецкими спецслужбами в 4 миллиона человек. Одной из главных задач этой организации остается – пропаганда пантюркистских и исламистских «ценностей» не только в странах с тюркоязычным населения, но и там, где «светским» властям Анкары удалось застолбить свои политические и экономические позиции.

За несколько последних лет «Нурджулар» учредила за пределами альма-матер Турции более 500 учебных заведений, которые по документам и вывескам обозначены «светскими и гражданскими», а на деле ведут сектантскую просветительскую работу среди молодежи, находясь под полным контролем этой структуры. Как отмечалось, помимо тюркоязычных государств, адепты и деньги «Нурджулар» присутствуют и действуют и в ряде азиатских стран, например, в Индии, Пакистане, Малайзии.

До воссоединения Крыма с Россией активисты «Нурджулар» не сидели без дела во многих городах и населенных пунктах полуострова, занимаясь «образованием и воспитанием» крымско-татарской молодежи, которая позднее должна была лоббировать интересы Анкары в регионе, включая Черноморский бассейн.

Значительным влиянием эта организация пользовалась до недавнего времени — вплоть до законодательного запрещения ее подрывной работы и в ряде северокавказских республик, других регионах России с преобладающим тюркоязычным населением. Напомним, что после распада СССР только в республиках Центральной Азии было открыто не менее 100 учебных заведений «Нурджулар». В том числе, как известно, университет и тридцать лицеев в Казахстане, десять лицеев и университет в Киргизии, лицей и университет в Туркмении, десять «специализированных и профильных» школ в Таджикистане.

На мушке воинственного пантюркизма и неспокойный для Пекина Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), который оказывается также в сфере стратегических интересов Анкары, власти которой неоднократно заявляли об этом напрямую. Как известно СУАР — исторический Восточный Туркестан, где проживают многочисленные тюркоязычные уйгуры – мусульмане-сунниты, а также ряд других тюркоязычных народностей. Уйгурское национальное движение в СУАР активно поддерживается властями Турции, где проживает многочисленная уйгурская диаспора. Особую политическую пикантность придает этому вопросу тот факт, что вооруженные отряды уйгурских боевиков участвуют в боевых действиях в Сирии на стороне ДАИШ других радикальных группировок, «жизнеспособность и боевитость» которых в известной степени поддерживается режимом Эрдогана.

Когда в 2009 году в столице Синьцзяна — городе Урумчи произошли массовые беспорядки, то власти Анкары выразили сочувствие и поддержку уйгурам, а лично Реджеп Эрдоган охарактеризовал принятые Пекином меры по наведению порядка в СУАР «геноцидом» уйгурского населения. Естественно, такая позиция турецких властей не может оставаться без внимания китайского руководства, которое к тому же весьма ревностно и настороженно воспринимает попытки Анкары укрепиться в ЦА под знаменем воинственного пантюркизма.

Провокационные политические маневры властей Анкары с использованием сомнительной и агрессивной идеологии пантюркизма свидетельствует лишь о их цинизме и двуличии в международных отношениях. Более того, намерение властей Турции консолидировать под своим контролем и для решения своих эгоистических задач тюркоязычный мир свидетельствует о их непомерных стратегических амбициях, простирающихся далеко за пределами Ближнего Востока.

Не избавиться в этой связи от подозрения, что нынешняя правящая группировка в Турции во главе с опасным авантюристом Реджепом Эрдоганом, видимо, совсем утрачивает чувство реальности, теряет почву под ногами, если продолжает грезить несбыточными мечтами о создании под своим водительством «великого Турана».

Виктор Барсов, публицист

Специально для «Авесты» и БиП