* Нынешняя Центральная Азия как географическо-политическое понятие…

Центральная Азия+
Логика выведения Казахстана из состава Внутренней Азии и включения в ряды республик нового центрально-азиатского региона в период распада Советского Союза и группирование постсоветской Центральной Азии вместе с Южной Азией явно имеет политическую подоплеку

Казахстан исторически не входил в состав Центральной (по западному определению) или Средней (по российско-советскому определению) Азии. В традиционном географическо-политическом понимании он является частью так называемой Внутренней Азии (Inner Asia), то есть того региона, который отделяет Восточную Азию от Передней и Срединной Азии (Anterior and Middle Asia или Near and Middle East). Так называемая Центральная Азия (в современном понимании) и Средняя Азия (в российско-советском понимании) – это, в общем-то, одно и то же. Единственная разница состоит в том, что первая из них сейчас уже включает в себя Казахстан, а вторая — нет.

Одним словом, нынешняя Центральная Азия как географическо-политическое понятие – это изобретение постсоветского периода. В советское время был отдельный Казахстан, и была отдельная Средняя Азия. После распада социалистической державы Средняя Азия в международном контексте была преобразована в Центральную Азию. И к ней оказался пристегнут Казахстан на том основании, что понадобилось обозначить единым названием закаспийский регион постсоветского пространства. Тогда, скажем, Закавказье сделалось Южным Кавказом, а Казахстан и Средняя Азия – Центральной Азией.

Дальше – больше. В середине прошлого десятилетия в Вашингтоне пересмотрели принцип группирования Центральной Азии вкупе с другими евразийскими странами и впервые свели ее в пару вместе с Южной Азией.

На слушаниях по этому вопросу в комитете Конгресса США, состоявшихся в апреле 2006 года, высокопоставленные представители американской администрации рассуждали о том, что такая связь особенно важна в энергетическом секторе. В прессе по этому поводу писалось так: «Демократизация Афганистана превратила его из препятствия, отделявшего Среднюю Азию от Южной Азии, в мост, который их соединяет. И это, в свою очередь, открывает замечательные новые возможности», сказал… в своем письме в комитет Конгресса Ричард Баучер, помощник госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии. «Наша цель заключается в том, чтобы восстановить древние связи между Южной и Центральной Азией и наладить новые отношения в сферах торговли, транспорта, демократии, энергетики и коммуникаций» («Вашингтон стремится сориентировать центрально-азиатские страны на своих союзников в Южной Азии», EurasiaNet).

Уже одно такое высказывание выглядит, согласитесь, как неприкрытое желание значительно ослабить зависимость этого богатого энергоносителями и стратегически важного региона от связей с Россией и Китаем, а то и вывести его каким-нибудь образом из-под влияния этих могущественных державных соседей. А наша страна является, как известно, самым большим по территории и наиболее развитым в экономическом отношении государством постсоветской Центральной Азии. Логика выведения Казахстана из состава Внутренней Азии (чьей неотъемлемой частью он исторически был и оставался) и включения в ряды республик нового центрально-азиатского или прежнего среднеазиатского региона в период распада Советского Союза и группирование уже этой самой постсоветской Центральной Азии вместе с Южной Азией явно имеет политическую подоплеку. Такую политическую подоплеку, которая определенно связана с так называемой новой «большой игрой».

Но, заявляя процитированную выше цель, представители администрации США, ясное дело, отрицают наличие геостратегической борьбы между Соединенными Штатами, Россией и Китаем за влияние в Центральной Азии. На то они и политики и дипломаты.

А вот как в свое время охарактеризовал ситуацию главный редактор EurasiaNet Джастин Берк: «Любому, кто следит за событиями на Кавказе и в Средней Азии, давно понятно, что США и Россия – противники, а не союзники. При этом стороны продолжают рассказывать все более красочные байки о своем партнерстве, хотя на самом деле они являются соперниками в борьбе за политическое и экономическое влияние в этих двух регионах»Соединенные Штаты не готовы к новой «холодной войне»).

Сейчас, правда, похоже на то, что время таких «баек» кончилось. Стремительно нарастает напряженность. Астана при разворачивающейся битве титанов как бы, образно говоря, не при делах. Но на самом деле Центральная Азия, и в том числе в первую очередь, Казахстан, становится едва ли не самым основным полем для этой битвы. Ясно, по меньшей мере, одно: ни региону, ни стране не удастся остаться в стороне от этого противостояния. Уже не удается. Нужно делать выбор. А это — самое трудное.

Нынешняя Центральная Азия как географическо-политическое понятие – это изобретение постсоветского периода