* Первый год президентства Жээнбекова: политическая оценка…

собственная аналитика

Институт президентства в нашей политической системе остается базовым. Хотя всенародный референдум, прошедший в декабре 2016 года и усилил полномочия премьер-министра и сделал его более устойчивым по отношению к парламенту, но даже это не помогло ему стать самостоятельным игроком.

Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков был избран ровно год назад 15 октября 2017 года. Хочу напомнить, что в свое время премьер-министра С.Жээнбекова пришедшего с поста руководителя президентской администрации Атамбаева, до начала предвыборной кампании многие считали аутсайдером. В правящей партии СДПК на тот момент были внутренние «нестыковки» по выдвижению основного кандидата и в «пул» возможных преемников АША тогда входили более раскрученные фигуры чем Жээнбеков, это и экс спикер парламента Ч. Турсунбеков, и хорошо раскрученный в СМИ руководитель президентской администрации С. Исаков и лидер фракции СДПК И.Омуркулов. Чем же руководствовался Атамбаев делая ставку на С. Жээнбекова для многих так и осталось загадкой. Но факт остается фактом, что Жээнебеков с менее 7% электоральной поддержки за три месяца до выборов, по итогам подсчета голосов избирателей набрал 54% голосов опередив своего главного соперника О.Бабанова почти на 20%.
Я хорошо помню ситуацию в 2017 году после инаугурации президента С.Жээнбекова, тогда эксперты очень осторожно подходили к своим прогнозам: — каким будет новым президент? Доходило до того, что в кулуарах поговаривали, что эти выборы выиграл Атамбаев и, что он и останется у руля, и эти подозрения был небезосновательными, поскольку ближайшее окружение АША не собиралось отдавать бразды правления другим. После президентских выборов еще 8 месяцев вся команда Атамбаева оставалась на самых важных государственных постах: – премьер-министр, генпрокурор, председатель ГКНБ, глава МВД и даже руководитель президентской администрации это были самые преданные люди экс-президента Атамбаева. Я думаю Атамбаеву и в самом страшном сне не могло приснится, что спустя 8 месяцев после его ухода на покой, все, что он выстроил и задумал со своей командой, в одночасье рухнет как карточный домик. А задуман ими был очень интересный проект, проект по формированию такой системы управления государством, когда лидер правящей партии СДПК может стать главным политическим субъектом в Кыргызстане. Вполне вероятно, что эта конфигурация где Атамбаев мог рулить в стране на подобии Дэн-Сяопина, с ослабленным президентом и управляемым премьер-министром могла функционировать годами, не случись техногенной аварии на столичном ТЭЦ, которая и спутали им все карты. А дальше вы все сами знаете…

Фиксация произошедшего за год.

Изменилась политическая конфигурация: после злополучной и наделавшей достаточно много шума пресс-конференции(31.03.18) экс-президента Алмазбека Атамбаева проведенная сразу после его избрания председателем партии СДПК, где Атамбаев неожиданно обрушился с эмоциональной критикой в адрес президента Сооронбая Жээнбекова политическая конфигурация в КР изменилась на 180 градусов. Президент Сооронбай Жээнбеков из статуса правопреемника Атамбаева и ставленника партии СДПК, уверенно переформатировался, в новый для себя статус – самостоятельного главы государства.
Позиционирование — скромность и умеренность: Официальная риторика президента Жээнбекова лишена эмоциональности и субъективизма, в сравнении с импульсивным экс-президентом Атамбаевым он выглядит более консервативным и умеренным. Сдержанная реакция Жээнбекова на колкости и «мемы» распространяемые в его адрес в СМИ и социальных сетях  достойна уважения.
СДПК больше не правящая партия: Противостояние С.Жээнбекова и А.Атамбаева разделила партию СДПК на две части, если лидером партии СДПК является Атамбаев она автоматически теряет статус правящей. На сегодняшний день парламентская фракция СДПК это уже не есть часть партии СДПК, основная часть этой фракции де-факто уже в другой «президентской партии», по крайней мере постарается в нее попасть.
«Решалы» АША ушли в небытие: еще год назад ставленники Атамбаева – будучи политическими тяжеловесами Абдиль Сегизбаев, Фарид Ниязов, Икрам Ильмиянов, Сапар Исаков, Улан Исраилов и др. очевидно не так себе представляли свое казалось бы безоблачное будущее. После нашумевшей пресс-конференции Атамбаева все они были отправлены в отставку.
Жогорку кенеш «переобулся»: впервые за последние три года на сессии Жогорку Кенеша депутатами были открыто высказаны громкие заявления о сложившейся политической ситуации в стране, о необходимости пересмотра политически мотивированных уголовных дел, где фигурантами являются ряд известных, оппозиционных политиков (Омурбек Текебаев, Аида Салянова, Садыр Жапаров, Канат Исаев и др.). Парламентская комиссия (по реконструкции ТЭЦ) выявила ряд нарушений в ходе оформления и не целевого использования кредитных средств, при непосредственном участии экс премьер-министров С.Исакова и Ж.Сатыбалдиева.
К сожалению, сами члены парламента из-за отсутствия в своих рядах реальных политических лидеров, после ухода Атамбаева даже не попытались вернуть себе утраченное  влияние,  парламент нынче раздроблен и превращается в поле для войн политических компроматов.
«Нулевой» Бишкекский горкенеш. Администрация президента держит на коротком поводке практически все ветви власти включая и городской кенеш Бишкека, тому подтверждение выборы мэра столицы и рокировка спикера БГК.
• Выравнивание внешней политики: после своей инаугурации Сооронбай Жээнбеков провел дипломатический вояж, в страны являющиеся стратегически важными для позиционирования Кыргызстана в регионе. Президент Жээнбеков посетил Узбекистан, Казахстан, Россию и Турцию где довольно успешно провел встречи с главами государств, тем самым сняв дипломатических накал и неопределенность сформировавшуюся за последний год президентства Алмазбека Атамбаева.
Дорожная карта: С опозданием на полгода,  27 июля 2018 года на внеочередном заседании Жогорку Кенеша президент Жээнбеков озвучил парламенту концепцию своей стратегии развития Кыргызстана до 2040.
В Кыргызстане пока нет оппозиции: противостояние Сооронбая Жээнбекова и Алмазбека Атамбаева создало предпосылки для появления новой оппозиционной площадки, где повестка формируется вокруг персоны Атамбаева. Как мы уже ранее отмечали, данная политическая площадка имеет достаточно ресурсов не только в финансовом и экспертном сегменте, но и что немаловажно в медийном.
До сегодняшнего дня ни одна из политических сил Кыргызстана официально не заявила о своей оппозиционности к действующей власти. Можно сказать, что ни внутри парламента ни за его пределами, сегодня президенту Жээнбекову пока нет оппозиции. Мы бы рекомендовали дать оппозиции возможность сформироваться именно внутри парламента, нежели она будут сформирована вне ее стен.
Начало и конец романтического периода: первые 100 дней президентства С.Жээнбекова можно было наблюдать очень интересные процессы в политическом пространстве Кыргызстана. С одной стороны мы наблюдали как некогда оппозиционные группы, гражданский сектор и даже представители независимых СМИ консолидировались против экс-президента Атамбаева. С другой стороны шел латентный процесс усиления президента Сооронбая Жээнбекова и многие старались «не видеть» тех первых, тревожных сигналов связанных с отдельными политическими назначениями и активностью приближенных ему депутатов. По всей видимости этот «романтический период» на стадии финиша, и маятник по законам физики начнет движение уже в обратную сторону.
Пересмотр политических судебных дел: Можно констатировать, что небольшой сдвиг в пересмотре ангажированных политических судебных процессов есть. Процессы по «Вечернему Бишкеку», Канату Исаеву, Омурбеку Бабанову и других политических субъектов при новой власти подверглись ревизии или были приостановлены. Но без движения еще остаются ряд политических процессов – это в первую очередь дело О. Текебаева, Д.Чотонов и С. Джапарова.
Кадры решают все: Наиболее актуальным на сегодняшний день для правительства М.Абулгазиева является вопрос слабой эффективности, а порой и некомпетентности ряда членов правительства КР. Публичные скандалы связанные с деятельностью отдельных членов правительства вызывают сильное отторжение в обществе, что безусловно негативно сказывается и на имидже  самого Жээнбекова.

Принимая во внимание все выше сказанное, можно сказать, что первый год президентства для Жээнбекова был переходным периодом, поскольку его приоритетной задачей являлось — зачистка политического ландшафта и укрепление своей позиции. Второй год президентства как правило характеризуется завершением процесса формирования своей команды и запуском политических проектов. По нашим прогнозам это могут быть следующие проекты:  1) формирование нового оптимизированного  правительства; 2) реформа местного самоуправления; 3) усиление борьбы с коррупцией (новые резонансные расследования); 4) переформатирования коалиции большинства и формирование умеренной системной оппозиции; 5) структурные изменения в МИДе и его дипломатических представительствах; 6) формирование новой про президентской политической партии.

Спустя год после выборов президент по-прежнему остается безусловным субъектом обладающим наибольшими полномочиями и влиянием на выстраивания политической конфигурации. И если де-юре последние 7 лет мы пытаемся строить и декларировать парламентскую форму правления, то де-факто с 2014 года мы живем в суперпрезидентской системе.

Мамасалиев Алишер  эксперт по госуправлению 

 

Все права защищены. При частичном или полном использовании материалов сайта ссылка на pro-kg.ru обязательна.