* Что происходит с кыргызским МИДом..?

Без рубрики, собственная аналитика

Начало нового политического сезона ознаменовалось успешным проведением очередных Игр Кочевников, что позволило правительству М.Абылгазиева относительно безболезненно «стартануть» и функционировать  до начала октября текущего года. За исключением скандала связанного с неадекватным поведением замминистра социального развития КР госпожи Зууракан Каденевой при возвращении из Южной Кореи, и неожиданного политического заявления посла Кылычбека Султана  в адрес администрации президента и деятельности МИД, вызвавшего шквал критики, в адрес самого министра Эрлана Абдылдаева.  Казалось бы, вполне обычное для нашей публичной политики явление, произошел скандал,  повлекший за собой политические последствия, но не все так просто…

Эта история с МИДом берет свое начало еще с июня 2018 года, когда из  кабинетов аппарата президента вышла пока только еще концепция предстоящего  переформатирования деятельности МИД.  В проекте концепции предусматривалось несколько шагов и одним из первых  было запланировано тщательная ревизия  деятельности 100% дипломатических представительств  Кыргызской Республики по всему миру. Понятно, что объем работы большой и проект концепции был согласован с руководством МИД, и скорее всего через руки чиновников министерства информация просочилась до самих руководителей дипломатических ведомств  по всему миру. Вот тут-то у некоторых из них, в буквальном смысле закачалось кресло и от печальных дум о своем будущем  закружилась голова.

Проблемы в системе МИДа КР  обсуждались в  обществе и парламенте давно, в большинстве своем они касались низкой эффективности деятельности дип представительств и несоответствия  требованиям  на дипломатическую работу отдельных  послов и консулов.  Поэтому такой шаг со стороны нового президента КР Сооронбая Жээнбекова был вполне ожидаем, тем более если вы помните в апреле 2018 года новоизбранный президент Узбекистана  Ш.Мирзиеев  ввел ряд преобразований в деятельности дипломатических представительств РУ, в ходе которого была изменена структура МИДа  и ужесточены требования для дипломатических служащих и это было воспринято населением с большой поддержкой.

Вообще необходимо сказать, что во всем мире статус МИДа всегда позиционируется в структуре любого правительства на особом месте, его миссия и задачи на столько важны, что часто его курирует напрямую главы государств. МИД это закрытая и специфическая структура, поскольку его деятельность касается очень чувствительных вопросов внешней политики и геополитики  государства, и поэтому кадровая политика в МИДе всегда была на особом контроле. Нужно признать, что  за последние 10-15 лет  процедура  назначения на должности руководителей дипломатических представительств КР была весьма политизирована, нередко ими становятся публичные политики и журналисты, что в последствии отразилось и на эффективности  деятельности наших посольств. Политический скандал возникший после пресс-конференции посла КР в Южной Корее Кылычбека Султана – это  тоже  последствия ныне существующей кадровой политики в системе МИДа.  Вообще  в системе МИДа это нонсенс, когда посол  дает пресс-конференцию с политической критикой, в адрес руководителя МИДа и руководителя президентского аппарата, поскольку это уже не из области дипломатии, а напрямую политическая риторика.

А вот, что касается запланированной внутриведомственной ревизии по деятельности  дипломатических представительств КР, то этот шаг на время  пока  встал на паузу…

PRO-kg