* Путин не допустил Назарбаева к «азербайджанской трубе»…

Без рубрики

В истории Казахстана наступает переходный период, суть которого определяет включение механизма передачи власти «наследнику». Казахстанское общество в этом выборе не участвует, но игнорировать мнение лидеров других государств, в отличие от мнения собственного народа, Нурсултан Назарбаев не может. Тем более, что именно международная поддержка сейчас является фундаментом его власти.

О том, каким образом президент Казахстана выстраивает систему отношений с международными лидерами, в интервью порталу «Республика» заявил опальный экс-глава МЧС Казахстана Виктор Храпунов, который на протяжении долгого времени был участником этой системы, и отлично знает, как она работает.

По его словам, когда Казахстан стал независимым государством, Назарбаев был настроен на 100% пророссийски. Это была не абстрактная любовь, а довольно четкая просчитанная позиция.

— Прежде всего, Казахстану было необходимо добиться признания границы между двумя государствами. Напомню, что речь идет о самой протяженной в мире сухопутной границе, которая разделяет Россию и Казахстан — это более 7,5 тысяч километров. И Назарбаеву нужно было снять все спорные вопросы, которые неизбежно возникали в то время между Россией и Казахстаном.

Еще более остро стоял вопрос о разделе Каспийского моря. В этом разделе участвовал еще ряд государств, но Россия и Казахстан играли ключевую роль. Успех этого раздела гарантировал Казахстану превращение в одного из мировых лидеров по запасам углеводородного сырья.

И, надо сказать, Назарбаев очень ловко лавировал, выстраивая отношения с Россией. К примеру, он ведь специально поставил на пост премьера Сергея Николаевича Терещенко, с учетом того фактора, что 40% населения страны составляло русскоговорящее население.

Но дело, конечно, не только в пропорциональном распределении разных этносов. Важнейший факт — все углеводороды, которые в тот момент добывал Казахстан (20—22 миллиона тонн, если считать вместе с газовым конденсатом), прокачивались тогда через российские трубопроводы. Назарбаев очень сильно зависел от России. И он умело пользовался слабостями Ельцина, в особенности его, скажем так, злоупотреблением спиртными напитками. Но не только. Он играл на его чувствах.

Я помню, как Нурсултан Назарбаев рассказывал нам, вернувшись после очередного визита в Россию о том, что говорил Ельцину о широте души. «Россия не обеднеет, если вы отдадите это месторождение Казахстану», — говорил Назарбаев.

Ельцин документы подписал, а Казахстан в результате стал одним из лидеров в мире по запасам углеводородного сырья. Хотя, как позже выяснилось, лидером по запасам стал не столько Казахстан, сколько совершенно конкретный человек. Он же потом стал и лидером нации. Не случайно все национальное строительство в стране пошло вокруг этих углеводородных запасов.

Экс-министр отмечает, что после прихода к власти Владимира Путина, отношения Казахстана с Россией стали гораздо жестче.

— Все стало гораздо жестче. И ярче всего это проявилось в истории с нефтепроводом из Азербайджана (речь идет о трубопроводе Баку-Тбилиси-Джейхан). Назарбаев очень интересовался эти проектом и начал работу в этом направлении. И вот в 2009 году его пригласили в Польшу на совещание по строительству еще одного нефтепровода в противовес российскому. И тут вдруг приходит очень серьезный окрик из Кремля. Назарбаев резко меняет свою позицию и отменяет решение ехать в Польшу на встречу, а это обрушило всю комбинацию. Без казахстанской нефти азербайджанская труба — это неполноценный проект.

Назарбаев умеет делать выводы из исторического опыта. Он понимает, что если он по тем или иным причинам уйдет с поста, он и его семья могут лишиться защиты — и со стороны США, и со стороны Евросоюза, и даже со стороны Китая. Очевидно же, что как и любой авторитарный лидер, он должен иметь в голове план спасения на чрезвычайный случай. И такое спасение может предоставить лишь Россия. Тем более, что примеров такого рода очень много.

Виктор Храпунов также рассказал, что отношения Нурсултана Назарбаева с европейскими странами зависели от его личных интересов в этих странах.

— Например, Тони Блэра и Назарбаева связывают давние отношения. Еще когда я был мэром Алматы, в начале 2004 года, в одной из бесед в довольно узком кругу Назарбаева спросили, кого из современных руководителей он уважает. И он ответил: «Тони Блэра. Это мой друг; когда я приезжаю в Лондон, я бываю у него дома, в квартире, и я считаю, что он очень влиятельный, сильный человек». А потом добавил такую фразу: «Дружить нужно с сильными мира сего».

Президент Франции Николя Саркози стал другом после того, как Назарбаев санкционировал подписание нескольких контрактов с французскими компаниями.

Очень тесные связи были выстроены с бывшим королем Испании Хуаном Карлосом. Я сам был свидетелем этих контактов, когда организовывал прием Хуана Карлоса в Алматы. Скажу так: в результате этих тесных контактов Назарбаев очень хорошо вошел в Испанию. И даже приезжал на свадьбу к королю со своей дочерью Алией. С Сильвио Берлускони отношения были просто прекрасные. А Александр Квасьневский (польский политик) фактически превратился в настоящего поклонника Назарбаева, и остается им и сегодня. Он ведь один из тех, кто поддерживает идею награждения его Нобелевской премией.

Хорошие отношения Назарбаев выстроил и с президентом Чехии, и даже инвестировал вместе с Тимуром Кулибаевым средства в знаменитый курорт Карловы Вары. Пытался Назарбаев выстроить отношения и с Ангелой Меркель, канцлером Германии. Но здесь все оказалось сложнее.

Общество в Германии очень негативно отнеслось к расстрелу демонстрантов в ноябре 2011 года в Жанаозене. Я думаю, что сегодня особо теплых отношений у Назарбаева с Меркель нет, хотя бизнес-интересы Назарбаева в Германии представлены. У «Казахмыса» здесь работает завод по глубокой переработке меди.

Хорошие отношения были выстроены с господином Месичем в Хорватии и с президентом Словении.

что касается государств Прибалтики, то это особая тема. Здесь экономические интересы Назарбаева представлены очень активно. Компании Назарбаева, скажем так, уверенно чувствуют себя в Рижском порту и других портах на Балтике. Все это было необходимо для организации экспорта своей продукции.

Опальный соратник Назарбаева также рассказал о том, как казахский лидер решал вопрос о границе с Китаем.

Цзян Цзэминь сказал как-то Назарбаеву: если ты сейчас не подпишешь договор о границе между Казахстаном и Китаем до моего ухода (а этот уход уже был предопределен существующей в Китае системой ротации руководящих кадров), то ты уже никогда его подписать не сможешь. И тогда Назарбаев дает поручение Токаеву решить все спорные вопросы и подписать этот документ. Токаев подписал. А потом был, как известно, скандал, связанный с уступкой Казахстаном территории Китаю. Национальные патриоты, узнав о секретных документах, начали нападать на Токаева и жаловаться Назарбаеву. Смешно было это наблюдать.

Виктор Храпунов раскрывает и самую заветную мечту казахского лидера – стать ханом.

— По правде говоря, у него есть голубая мечта — стать ханом Казахстана, так чтобы на белой кошме его подняли. Правда, для этого нужно быть чингизидом, к которым он не относится. Есть еще одна заветная мечта — по наследству передавать власть в Казахстане.

Ну, а если говорить о сегодняшней ситуации, то мы видим, как высокообразованное и культурное общество на протяжении двадцати лет уничтожается. Назарбаев выстроил свою структуру власти.

Это единоличная власть, но в то же время дающая основание Назарбаеву за рубежом говорить о парламентской республике. Президент, премьер-министр, правительство, две палаты парламента, суд, прокуратура — все работает, все действует. И надо честно признать, что мы принимали законы, которые позволили ему эту систему создать. Чтобы избежать повторения этих чудовищных ошибок, люстрация неизбежна.