* Пакистан первым применил военные приемы используемые в восточной Украине…

Без рубрики

«Новизну участия России в ситуации на востоке Украины как преувеличивают, называя «переосмыслением» приемов ведения войны, так и преуменьшают, называя «воровством» из сборника тактик ЦРУ. Как будто российский президент Владимир Путин — либо военный гений, либо подражает ЦРУ. Реальность гораздо банальнее: российская тактика тайной войны на Восточной Украине не является ни чем-то новым, ни чем-то характерным исключительно для ЦРУ», — пишет политолог Университета Брауна Елена Биберман в статье для The Washington Post.

Ни одна другая страна не может предложить столько уроков ведения тайной войны, как Пакистан, продолжает автор. Эта страна начала первую тайную операцию в течение трех месяцев после объявления независимости в 1947 году, пишет Биберман.

«Операция «Гибралтар», проведенная Пакистаном в 1965 году с целью заполучить контролируемую Индией область Кашмир, в значительной степени напоминает маневры России на Украине. Бывшему княжеству Джамму и Кашмир, казалось, было суждено стать азиатской Швейцарией. Его махараджа стремился создать независимое и нейтральное горное государство, известное на весь мир живописными пейзажами. Неудачная тайная операция Пакистана по захвату этого преимущественно исламского региона привела к тому, что перепуганный индусский правитель присоединил Кашмир к Индии. Последовавшая за этим индо-пакистанская война привела к разделению Кашмира — предположительно временному, до референдума. Всенародное голосование по-прежнему откладывается, и ситуация в Кашмире сейчас является самым продолжительным неразрешенным международным конфликтом в мире», — говорится в статье.

Переходя к украинскому конфликту, политолог пишет: «Использование Путиным местного пророссийского населения с целью посеять зерна восстания и создать хаос, достаточный, чтобы вызвать жесткий ответ со стороны украинских военных сил и тем самым оправдать прямое военное вмешательство, непосредственно позаимствовано не только у ЦРУ, но и у военных диктаторов».

Как пишет Биберман, операция «Гибралтар» в конечном итоге провалилась, потому что в то время местные кашмирцы (как говорится в статье, примерно 70% участников операции были гражданами Кашмира) предпочли Индию, а не Пакистан. Военный диктатор Пакистана Аюб Хан неправильно оценил народные настроения. Операция «Гибралтар» привела не к народному восстанию, а ко второй войне Пакистана с Индией.

«Развитие событий на востоке Украины будет также во многом зависеть от самих жителей этого региона. Вряд ли будет достаточно связи с русским языком и пропагандистских усилий, чтобы убедить нейтральные группы Восточной Украины встать на сторону авторитарной России, а не выбрать, пусть и ухабистый, но европейский путь, — считает автор статьи. — Потребуются открытые силовые действия, более значительные, чем те, что были предприняты в Крыму, чтобы аннексировать Восточную Украину. А также потребуется пойти на серьезный риск — не только из-за международного сообщества, но и из-за вероятности создания еще одного Кашмира», — заключает Биберман.