* Майдан как "работа над ошибками" для Москвы и Астаны…

Центральная Азия+

События на Украине в настоящее время не только определяют информационную картину дня во всем мире, но и создают актуальную повестку для политических элит всего постсоветского пространства. Вполне закономерно, что государственный переворот и гражданское противостояние на Украине стали ключевым предметом телефонного разговора президентов России и Казахстана. Астана и Москва выступают стратегическими партнерами и лидерами интеграционных военно-политических структур СНГ, поэтому обсуждение и координация позиций двух государств в отношении внутриполитического кризиса на Украине является важным условием сохранения стабильности и безопасности на постсоветском пространстве.

Между тем, события на Украине, безусловно, окажут самое серьезное воздействие на развитие общественно-политических процессов на пространстве СНГ. Но в основе этой статьи  не «уроки Майдана», суть и смысл новой украинской революции для Астаны и Москвы, а, скорее, «уроки Януковича». Насколько может быть объективна оценка способности наших элит вдумчиво проанализировать причины политического краха украинского лидера? Но в любом случае это сделать необходимо, хотя не сомневаюсь, что Путин и Назарбаев даже близко не допускают для себя хоть каких-то сравнений с Виктором Федоровичем. Но на самом деле в этой печальной истории взлета и падения четвертого Президента Украины кроется много скрытых намеков для Кремля и Ак Орды, по принципу — так делать нельзя, так делать не надо, еще можно избежать этих ошибок.
Было бы крайне печально, если бы наши вожди свели аудит украинской ситуации к традиционным выпадам в адрес коварного Запада, и праведного гнева в адрес радикалов-националистов. В конце концов, для этого есть Дмитрий Киселев. Падение президента от донецких стало возможным вовсе не потому, что он проиграл информационную кампанию — это частность. И конечно не потому, что не подписал Ассоциацию с ЕС — это повод, а не глубинная причина.
Проблема в том, что на Украине в очень яркой и рельефной форме проявились все болезни, которыми страдают наши политические системы, всех постсоветских стран. Сказать: мы не Украина, недостаточно, потому, что завтра, грубо говоря, творцы Майдана могут прийти за Вами и те, кто сейчас клеймит «пятую колонну» вполне могут оказаться в российских и казахстанских реалиях непосредственно в ее рядах.
Власть на Украине была абсолютно оторванной от народа, негибкой, без идейной, трусливой, замкнутой на решении своих персональных проблем — она и не была властью в полном смысле. По гамбургскому счету, это был квази-президент и квази-политическая система. На смену которым должен, судя по всему, прийти вариант национально ориетированного государства, в той форме, как его видят «Правый сектор» и «Свобода».
Падение Януковича вскрыло громадный кадровый дефицит в президентском окружении — в нем отсутствовали не только компетентные, но и по-настоящему преданные люди. Да и чего ждать от страны, все 20 лет управляемой олигархическими кланами и ФПГ. Ни один из президентов Украины не проявил реальной заинтересованности в становлении сильной государственности, прочной политической модели. И теперь Украина рискует окончательно превратиться в «failed state», несостоявшееся государство, где центральная власть не руководит всей территорией и неспособна поддерживать нормальное функционирование экономики.
Как и в истории киргизских революций, повторился до боли знакомый сюжет: если власть кидает силовиков, отказывается брать на себя ответственность за жесткие приказы, то время таких Президентов «исчислено и отмерено».
В отличие от Украины в России нет столь очевидного и глубокого разрыва между элитами. Однако в РК главным гарантом сохранения внутриэлитного баланса сил остается лично президент страны. А это обстоятельство хранит в себе огромные риски.
Еще один важнейший вопрос — качество элиты. И в России, и в Казахстане среди представителей политической элиты немало талантливых  управленцев и менеджеров, но абсолютный дефицит в политиках, имеющих в публичном поле собственный узнаваемый образ. Отдельные исключения,  например, Абыкаев и Шойгу — лишь подтверждение общего правила. Система целенаправленно такие кадры не взращивает. Как результат — короткая скамейка запасных.
Что касается поддержки гражданской активности, то с одной стороны, присутствует социальный заказ, активно поддерживается общественные, особенно молодежные организации. Молодежь  включена в программы госразвития, однако многочисленные молодежные движения  в большинстве своем имеют размытые, аморфные цели и идеологию,то есть неспособны объединить разные молодежные группы.
Серьезный вызов для России и Казахстана — рост националистических настроений в обществе. Эта тенденция выражена не столь очевидна как на Украине и пока не получает такой же мощной внутренней и внешней подпитки, но должна заставить политические элиты задуматься. Ведь пример Украины демонстрирует иллюзорность надежд на возможность установления контроля над националистами.
Анализ ситуации позволяет сделать один важный вывод. Наши страны, конечно, не Укриана, масштабы проблем не столь велики. Но тем не менее уязвимы перед внутренними и внешними рисками. Начинать надо с повышения качества элит. Однако остается ли время на решение этой системной и долгосрочной задачи — большой вопрос….
Андрей Карпов