* Народ взбунтуется, Кыргызский вариант будет просто как легкая прогулка…

Центральная Азия+

Назарбаев — не Ельцин и не Алиев…

Вице-премьер, министр сельского хозяйства, аким Костанайской области, секретарь Совета безопасности, посол в Турции – это вехи биографии государственного, а ныне общественного деятеля Балташа Турсумбаева. Когда Балташа Молдабаевича «ушли» из государственной власти, знающие его казахстанцы решили, что он пострадал из-за прямоты своего характера, открытости и смелости суждений. Им он не изменяет до сих пор. Безусловно, произошедшие на днях кадровые перестановки в самых высших эшелонах казахстанской власти не могли оставить его безучастным. Наш с ним диалог – о том же.

Балташ Турсумбаев
Балташ Турсумбаев
— Балташ Молдабаевич, можно ли сказать, что операция «Преемник», которая доселе была на слуху, все-таки началась?
— Надо полагать. Возвращение из Женевы Касым-Жомарта Токаева как бы предвестник этого. Но мы с Вами знаем нашего президента и его окружение. Вокруг него есть 5—6 несменяемых персон, не будем называть их, они и без того известны всем. Так вот время от времени он их переставляет с одной должности на другую.
К примеру, возьмем того же Токаева. Он был министром, вице-премьером, госсекретарем,премьер-министром, председателем сената. После этого президент отправил его в Женеву для того, чтобы показать мировой общественности имидж Казахстана. Он, наверное, какой-товитриной Казахстана служил там. Теперь Назарбаев вернул его в родную страну.
Но этот шаг я понимаю так — на всякий случай. С такой точки зрения, возвращение Токаева можно отнести к подготовке операции «Преемник». Но, зная политические «перепляски» нашего президента, я не уверен в том, что в час «икс» он окончательно остановится на кандидатуре Токаева. Наверное, только он один сам знает, кого он может назвать преемником, когда захочет уйти на заслуженный отдых.
— То есть Вы хотите сказать, что фигура Токаева — фигура временная, на переходный период?
— В какой-то степени это так. Токаев — более компромиссная личность в окружении президента, поэтому он сегодня смотрится как переходная фигура — и со стороны, и с верху, и с боков. Но, повторяю, зная нашего президента: он держит в уме имя настоящего преемника. Этого никто не знает, и он в этом вопросе, наверное, ни с кем советоваться не будет, но будет присматриваться. Думаю, пока человека 2—3, к кому он сегодня приглядывается.
Теперь конкретно к фигуре Токаева. Конечно, он демократически настроенный человек. Ибо вся эта дипломатия, которую он прошел в другой должности — главы МИДа и заместителя председателя ООН, где он долго не задержался, говорит о том, что он человек, который уже не сможет сделать ни шага от принципов демократии. Однако некоторые говорят, что он может и так, и сяк. Но другого выбора у Казахстана, кроме настоящего, а не декларируемого демократического пути развития, нету. Именно этот путь должен избрать Токаев, если ему суждено будет стать главой государтсва.
— Кстати, если он отступится от общемировых принципов демократии, наверняка и Запад ему не простит это, поскольку с трибуны ООН г-н Токаев ратовал за свободы и права человека -= все то, что провозглашено во Всемирной Декларации прав человека. В том числе его права на свободу волеизъявления и независимость СМИ.
— Безусловно. И потом вообще второму президенту Казахстана, каким бы он ни был, никакая автократия с переходом в диктатуру не пройдет. Наш народ, казахстанцы, никогда этого не допустят.
А вот автократию внедрил президент Назарбаев — поэтапно, обещая народу демократию постепенно. И внутренняя, и внешняя его политика была ориентирована только на демократию, но поэтапную. Поэтому все эти 20 с лишним лет народ жил в ожидании демократии, терпел унижения, голод, разруху, беспредельщину госчиновников, судей и прокуроров, новоявленных олигархов — в ожидании, что обещания Назарбаева, который все время обращался к народу: потерпите, затяните пояса потуже, вот преодолеем очередной кризис — и заживете, как арабы в Эмиратах. Увы. Обещания президента оказались не боле чем радужные перспективы Никтиты Хрущева и иже с ним построить коммунизм в 80-е годы. А как Вы помните, не то, что коммунизм, даже социализм в одночасье рухнул в начале 90-х прошлого века.
Я это говорю к тому, что у другого президента, если он захочет скопировать методы управления властью, если захочет управлять такими же автократическими методами, как Назарбаев, — у него ничего не получится. Народ просто все перевернет.
— Вы хотите сказать, что народ может взбунтоваться?
— Конечно. Народ взбунтуется, Киргизский вариант будет просто как легкая прогулка. Если казахстанский 16-миллионный народ взбунтуется, то это никому мало не покажется. Он припомнит все. Поэтому второй президент может управлять только демократическими принципами и методами.
— Неужто вместо иллюзорной реальная демократия возможна в Казахстане, и, как ее следствие — честные выборы, реальная многопартийность, свобода СМИ и мирных собраний граждан?
— Я далеко не оптимист, рассуждаю реальными категориями. Допустим, через год-полторапрезидент надумает уйти на отдых. Но в любом случае будет организована бутафория президентских выборов. Его окружение это организует, мол, объявим, что 90% набрал тот, кого они назвали кандидатом, кого они поддержали — там и «Нур Отан», и парламент, и маслихаты сконсолидируются и скажут: вот, победил тот-то, то есть их ставленник. Это и будет бутафорией демократических выборов. Но народ уже не удастся обмануть, как это было при Назарбаеве, он на этом не остановится. Тут даже оппозиционные силы особую роль не сыграют.
Не забывайте о роли в современных умонастроениях Интернета. Мы даже не знаем тех блогеров, которые сегодня работают на интернет-поле. Они, просто сидя дома, могут организовать египетский вариант. Поэтому игра в демократию — это опасная игра. Думаю, ее играть никто не захочет.
Поэтому единственный путь — никаких операций «Преемник». На основании нашей Конституции, нужно объявить подлинно демократические выборы. Пусть выиграет тот, кого народ изберет. Тогда Казахстан сохранится и будет следовать тем реформам, которые Назарбаев провозгласил, — и политическим, и экономическим, и социальным. Если будем продолжать экономическое, политическое развитие Казахстана по понятиям, то это уже не удастся никому.
— А клановые группировки будут сидеть сложа руки?
— Нет, разумеется. Клановые группировки, если будут объявлены президентские выборы, тайно, подспудно будут выдвигать свих кандидатов. Но они открыто бунт не поднимут, они будут находить иные пути.
— За эти годы они накопили баснословные капиталы. Вам не кажется, что на предстоящих президентских выборах, в случае неучастия в них нынешнего главы государства, будут голосовать клановые кошельки, которыми они постараются купить простых избирателей?
— Конечно, они попытаются купить народ, но всех не купят. Есть же у нас оппозиционные силы, патриотические силы, националистически настроенные силы, не надо забывать и религиозный фактор. Они останавливаться не будут, скажут, что этого избрали путем подкупа голосов. А как можно при такой обстановке управлять страной? Никак.
К тому же не забывайте, что накопленный кланами капитал находится в надежных местах за границей, где они имеют по несколько дворцов, счета в тех же демократических странах Европы — Швейцарии, Лихтентштейне, Англии, Франции, Монако, Италии, еще в ОАЭ. Они могут управлять и оттуда. Но будет проблема, как деньги оттуда вернуть в Казахстан. Эту проблему, я думаю, пусть с какими-то препятствиями, но можно решить нашим спецслужбам.
Казахстан — не Китай и не США. У нас чуть более 16 млн. населения, в выборах могут участвовать 8,5 млн., из них активных избирателей около 5 млн. Но за ними еще 5 млн. экономически активного населения останется же. Поэтому единственным спасением и дальнейшим укреплением государственности Казахстана могут быть только честные выборы.
— Допустим вариант внезапной кончины президента. Возможна ли в таком случае борьба кланов между собой, или казахская элита все-таки способна договориться между собой, чтобы не допустить кровопролития, чтобы переход власти прошел спокойно, без потрясений?
— Давайте не будем говорить о том, чего не будет. Разговоры о возможной смерти действующего президента преждевременны. Я не хочу говорить на эту тему. Потому что современная медицина способна на чудеса, позволяет как минимум нормально жить до 80 лет, а потом еще лет 20 жить с помощью медицины. Медики мира сделают все, чтобы Назарбаев жил, трудился и мог управлять страной. Так что дай Бог ему здоровья.
— То есть операция «Преемник» — тоже бутафория, и он будет участвовать в президентских выборах 2016 года?
— Нет, наверное, в 2016 году он не будет участвовать, но до этого он будет управлять государством. В этом я убежден. А к 2016 году он подготовит и преемника. У него есть разные варианты, но он осторожный человек, называть его не станет, будет смотреть за температурой населения, за температурой политической обстановки, раскладом сил. А в 2016 году может сказать: давайте проведем выборы, пусть кого народ изберет, тому я и передам власть. Он может и на это пойти. Я больше склоняюсь к этому варианту. А свою кандидатуру в 2016 году он не выдвинет.
— Возможен ли ельцинский вариант? А может, Нурсултан Абишевич предпочтет вариант Гейдара Алиева?
— По ельциновскому пути он не пойдет, он это мог сделать перед президентскими выборами 2011 года. Как Гейдар Алиев тоже никогда не поступит. Нам надо ждать 2016 год. Через парламент, через «Нур Отан», через другие политические организации он может назвать своего преемника. В это я больше верю.
— Ну, а амбиции клановых группировок? Например, Тимура Кулибава, о которых неустанно говорят и, возможно, приписывают. Партия «Бирлик», созданная на основе «Адилета» и «Руханията», демпартия предпринимателей «Ак жол», за которой «Атамекен», соответственно, опять же Кулибаев, — это не явная подготовка плацдарма, чтобы «выстрелить» Тимуру Аскаровичу на следующих президентских выборах?
— Это все на всякий случай. Сегодня Назарбаев может и Тимуру сказать: давай, будь готов. Может, через «Нур Отан», все-таки она помощнее, сказать другому: ты тоже готовься.
— Кое-кто говорит об укреплении шапраштинской вертикали назарбаевской власти…
— Я не думаю так. Она и так укрепилась — дальше некуда. Если вы имеете в виду назначение Токаева спикером сената, то он вообще к шапраштинцам не относится и он к этому никакого отношения не имеет. И, мне кажется, он вообще родо-племенные дела знает поверхностно. Ему они «до лампочки».
— А как Вам то, что на съезде «Нур Отана» убрали приставку «народно-демократическая»?
— В рамках закона о многопартийности в Казахстане, я не могу сказать, что «Нур Отан» является партией. Они допустили грубейшую политическую ошибку, убрав «народно-демократическая». «Нур Отан» называет себя партией, но это не совсем так. Это государственная структура, потому что финансируется государством. И этим все сказано.
— Как прокомментируете выступление Назарбаева на расширенном заседании правительства 11 октября этого года? Возможна ли отставка правительства Ахметова в ближайшее время?
— Назарбаев в очередной раз напомнил, кто в доме хозяин, что он в любой момент поменять целиком и правительство, и отдельных министров, вице-премьеров.
Не надо забывать, что правительство Ахметова формировалось в сложный, критический, кризисный период. Во всем мире полыхает кризис, и не может его не быть он в отдельно взятой стране. Поэтому и президенту, и правительству надо признать, что в нашей стране тоже существует, причем основательно, тяжелый кризис. И выйти из него достойно. На это должна быть нацелена вся работа правительства и других государственных структур.
Для укрепления своих позиций правительству Ахметова сегодня надо иметь не ту рыхлую антикризисную программу, которая была принята до него правительством Карима Масимова, а краткую, четкую и целевую программу. И должен быть жесткий контроль за ее реализацией, за поступлениями средств доходную часть бюджета и их целевым расходованием. Премьер Ахметов должен все эти вопросы взять в свои ежовые рукавицы. Иначе нельзя.
Начинать надо с проблем обеспечения продовольствием, товарами народного потребления первой необходимости за счет собственного производства. А остальное — нефть, цветные металлы, другое производство — должно быть совокупным в создании рабочих мест и дополнительным выделением помощи дотационным отраслям, особенно аграрной. Только тогда мы сможем выйти из кризиса достойно. А если будем продолжать делать вид, что кризиса у нас нет, потому что мы такие особенные и сильные, вошли в состав 50 развитых государств мира. Но давайте посмотрим на эти 50 государств. Из них более 40 находятся в глубоком кризисе, и там конца не видать. Если мы будем равняться на них, то мы вообще рассыплемся.
— Но в то же время, сколько было принято разных госпрограмм. Где их результаты? Ни одна программа не дала ожидаемого эффекта, деньги разворованы госчиновниками.
— Президент на расширенном заседании правительства говорил о том же. Помните, до этого он спрашивал: где 10 млрд. долларов, которые были выделены как дотация отраслям народного хозяйства, чтобы поднять уровень производительности. И что? А ничего, и следа не наши, и забыли о них.
— Может, вся беда в том, что с этой командой государственных топ-менеджеров даже суперумные госпрограммы будут провальными?
— Давайте тогда возьмем одного министра — Досаева. Своик правильно сказал в его адрес: он тоже «патаму што, но «без яиц», имея в виду, что Досаева пока никто не забрасывал куриными яйцами. Наверное, потому что он не ходит в народ, как это сделал экс-министр труда и соцзащиты Серик Абденов. Я думаю, стоит кому-то из этих топ-менеджеров появиться пред светлы народные очи, вместо своей баснословной зарплаты, которую, кстати, глава государства увеличил на 50 процентов, они получат не одну дюжину яиц.
Так вот, министр экономики Досаев элементарно вводит в заблуждение парламент и правительство, экономя бюджет на малообеспеченных и других социально уязвимых слоях населения. А глубинные вопросы, которые требуют увеличения налогов, почему-то не поднимает.
Возьмем, к примеру, производство табачной продукции. Те, кто завладел табачным рынком в Казахстане, по сути уж являются теневыми миллиардерами — ездят только на «Роллс Ройсах», «Майбахах»», владеют роскошной недвижимостью в зарубежах. То же самое производители алкогольной продукции. Вот где надо повышать налоги и новые источники пополнения государственного бюджета! В Европе пачка сигарет стоит от 8 долларов и выше, у нас — чуть более одного доллара. Почему не повысят цены? Имеющие деньги будут так же курить, как курили. Надо адекватно повысить налоги, зато будет поступление в казну. На государственный контроль надо поставить всех этих «табачников» и «водочников». И так можно повышать налоги по многим позициям, не задевая интересы простого народа: пенсионеров, студентов, инвалидов, многодетные семьи, матерей-одиночек, всех, кто получает пособия.
А почему не повышают налоги на те производства, о которых я сказал уже, и другие? Потому что те же министры лоббируют их интересы. А министр Досаев толкает в яму и без того социально уязвленные слои населения. Вот чем занимаются некоторые министры, которые сегодня заседают в правительстве.
Что же касается конкретно премьера Ахметова, то, повторяю, он пришел в самые сложные времена. Более тяжелые времена у него еще впереди. Чтобы выдержать предстоящие испытания, я думаю, его правительству надо принять именно такую антикризисную программу, о которой я уже сказал, и больше жесткости в осуществлении контроля как над доходной частью республиканского бюджета, так и расходной. Просто нынешнее состояние экономики нашей страны не позволяет никакого либерализма. Особенно на фоне всеобщей коррумпированности и казнокрадства госчиновников, жирующих на бюджетных миллиардах, выделяемых на расплодившиеся бутафорные госпрограммы.
— Спасибо Вам за интервью.
Записала Жумабике ЖУНУСОВА.